Свобода - это когда никто и ничто не мешает тебе жить честно.

26. 05. 20

«Крот» в фирме

 

Учредителя ООО «Стройинвестпроект» Геннадия Демидова сначала держали под домашним арестом, а затем поместили под стражу. Где логика?

 

Репутация

У фирмы «Стройинвестпроект» была безупречная репутация. На рынке уже почти 15 лет. В 2008-2009 годах она входила в десятку застройщиков-лидеров по вводу жилья. Компания построила множество объектов, в основном, жилых домов с квартирами экономкласса, в Новосибирске. С Бердском не повезло. В истории «Стройинвестпроекта» дом на улице Карла Маркса, 57/1 в городе-спутнике областного центра стал первым, стройка которого встала. В жилой комплекс «Видный» вложили средства 129 дольщиков. Из них 60 – люди, которые, устав ждать свои квартиры, обратились с открытым обращением к президенту.

 

После публичного возмущения дольщиков, на стройку обратили внимание местные и региональные власти. Пошли совещания на разных уровнях. На них чиновники пытались как-то решить проблему. (До сих пор не удалось.) К процессу подключились местные СМИ, правда, стали писать не столько о проблемах бизнеса, сколько об обманутых дольщиках.

 


Дом, построенный «Стройинвестпроектом» в Новосибирске.

 

Мне, откровенно говоря, не нравится вечный плач об обманутых дольщиках, людях, которые решили сыграть, по большому счету, в рулетку. Любой бизнес, кроме банковского, рисковое предприятие. Вкладывая деньги в проекты, предприниматели прекрасно знают, что могут прогореть. Люди почему-то об этом не задумываются. А ведь они рискуют вместе с застройщиком, на деятельность которого может повлиять что угодно: скачки валют, воровство менеджеров, противодействие конкурентов и чиновников, кредитная политика банков, мировой кризис и прочая.

 

В общем, проблема стройки на Маркса, 57/1 до сегодняшнего дня остается неразрешенной. Судебные дела о банкротстве «Стройинвестпроекта» приостановлены. Дольщики по-прежнему возмущаются. Их деньги не найдены.

 

Старая песня о главном

 

В декабре 2018 года на одном из заседаний рабочей группы в администрации Бердска (Новосибирская область) учредитель ООО «Стройинвестпроект» Геннадий Демидов заметил, что хотел бы, чтобы следователи нашли «крота, который своровал деньги» в строительной фирме. В марте этого, 2020 года, под домашний арест посадили самого Демидова. Его обвиняют в том, что он похитил 159 миллионов рублей у дольщиков при строительстве многоэтажки. Прошло больше года, пока следствие «искало» «крота». Значит ли это, что им оказался сам учредитель фирмы? Большой вопрос.

 


Геннадий Демидов отправляется в суд.

 

Пока до материалов уголовного дела не допускают ни адвокатов, ни самого подозреваемого. Но нетрудно предположить, что полицейские «запоют» старую песню о главном: в неустановленное время, в неустановленном месте, через неустановленных лиц и так далее. Это уже основа основ следственной работы, которая не поддается никакой логике. А зачем? Думали более полутора лет. (Уголовное дело возбуждено в июне 2018 года.) За это время ничего лучшего не придумали, как назначить в качестве подозреваемого Геннадия Демидова.

 

Он хорошая кандидатура на эту роль. Учредитель. В 2017 году был вынужден сам занять пост директора. Кто может быть лучше? Чтобы хоть как-то «закрепиться», следствие в мае этого года вышла с ходатайством о заключении подозреваемого под стражу. Бердский городской суд поддержал просьбу. Демидов до сих пор содержится в ИВС Бердска, в подвале.

 

Арест № 1

 

Ошибся. Думали полицейские все же не слишком долго. В постановлении о возобновлении предварительного следствия, подписанного начальником СО МВД России по городу Бердску И.В.Кожакиной, есть любопытные даты. Она пишет: «14.02.2020 предварительное следствие приостановлено… в связи с неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого». (Само постановление составлено 27 февраля 2020 года.) И в нем же ниже: «предъявить обвинение Демидову Г.В., допросить в качестве обвиняемого…» Другими словами, за две недели бердские полицейские, вдруг, нашли «крота». Скорость выше всяких похвал. Что же они делали полтора года до этого?

 

 

А вот с домашним арестом почему-то медлили. Только через месяц, 26 марта, на Геннадия Демидова надели браслет слежения. Что же положила в основу ходатайства об аресте следователь Анастасия Писарева? Первое – Демидов не совершил никаких действий, чтобы возместить ущерб дольщикам. Второе – противодействовал завершению строительства «в виде воспрепятствования передаче документов другому застройщику». Третье – «большая общественная опасность и большой общественный резонанс». Четвертое – «по месту жительства характеризуется посредственно», привлекался к административной ответственности. Ну, и далее по накатанной – может скрыться от следствия, угрожать потерпевшим и свидетелям, уничтожить доказательства и т.д.

 

 

Давно не приходилось видеть такой ахинеи, за которую, в общем-то, Анастасию Писареву, надо увольнять вместе с ее начальством, давшим добро на эту писанину. Внимания в этом случае заслуживают лишь два факта, которые вполне можно назвать фальсификацией. Первый. Как мог Демидов препятствовать передаче документов другому застройщику, если это можно сделать только через процедуру банкротства? Кстати, бердский авторитетный бизнесмен Виктор Голубев, готовый было взяться за достройку, об этом говорил на одной из рабочих групп в администрации города. Второй факт, это «посредственная характеристика». Совсем наоборот. Характеристика вполне себе приличная. А то, что Писарева сочла ее второсортной, это, скорее, характеризует человеческий уровень следователя.

 

Что же касается глаголов: скрыться, угрожать, уничтожить, даже обсуждать не следует. За полтора предыдущих года, что велось следствие, и даже за месяц до домашнего ареста, можно было все подчистить под ноль.

 

Арест № 2

 

В мае этого года Геннадий Демидов по решению суда под председательством Татьяны Васюхневич был взят под стражу. В чем была необходимость «закрывать» подозреваемого, тем более, в период пандемии? Он находится в группе риска, имеет хронические заболевания, которые в случае заражения оставляют ему мало шансов на положительный исход.

 

И снова следователь Писарева, как и в первом случае, пытается «оправдать» свое профессиональное невежество фантастическими причинами. В частности, тем, что Демидов общался со свидетелями по делу, в том числе со своей дочерью. Ее допрашивали аж в 2018 году. Теперь они живут в одном доме. Да, запрет в решении суда на встречи со свидетелями был. Но кто должен был контролировать режим домашнего ареста? Разве не следователь? В этом смысле можно предположить, что это говорит либо о профнепригодности, либо том, что Писарева умышленно заложила «мину» под будущее взятие под стражу.

 


Следователь Анастасия Писарева.

 

Однажды в браслете слежения то ли сел источник питания, то ли куда-то переместили прибор, контролирующий расстояние до браслета, и, как назло, поздно вечером, когда Демидов и знать не знал, что он может не сработать. Это только в кино сотрудники службы исполнения наказаний приезжают через пять минут после отключения датчика, как в «Домашнем аресте». В жизни иначе. Браслет перестал работать в 11 часов вечера и только в 9 утра следующего дня сотрудники ГУФСИН хватились: подопечный исчез с радаров. Нет, следователь и это ставит в вину Геннадию Демидову. А что же сотрудники ГУФСИН? У них, оказывается, человек с браслетом слежения может гулять всю ночь, а они и не почешутся?

 

Не следует сбрасывать со счетов того факта, что ко времени второго ареста Демидова все, подчеркиваю, все свидетели были допрошены. Кроме того следствие лукавит, говоря о том, что подозреваемый в период совершения преступления являлся единственным участником и, главное, руководителем фирмы.

 

С момента создания по 2016 год директором ООО «Стройинвестпроект» работала некая Алла Клименко, а затем почти год Александр Буторлагин, и лишь с 2017 под 2018 год Демидову пришлось взять руководство на себя. Именно в тот период, по которому обвиняют теперь Демидова, Клименко и Буторлагин подписывали все договоры с дольщиками. А родная сестра Клименко Ирина Никифорова до сих пор работает начальником отдела продаж, через который проходили все договоры долевого участия. Сам же Геннадий Демидов не имел на это права. А то, что бывшие директора фирмы, свидетельствуют против Демидова, это показания в пользу бедных. Они легко разбиваются о полтора года, в течение которых следствие не могло установить виновного в преступлении.

 

Что дальше?

 

Нарушений в ходе второго ареста, да и самого уголовного дела, так много, что их хватило на два заявления о совершении преступлений, в том числе в отношении Анастасии Писаревой. Не из-за них ли было инициировано заключение Геннадия Демидова под стражу? Доигрался?

 

Молодая еще следователь сильно рискует, и именно потому, что лжет и лукавит по мелочам. На прямые вопросы не отвечает, о чем свидетельствует видео, которое обязательно будет размещено на нашем сайте. Рискует и ее начальство. Они вовлекают в крайне «аварийную» ситуацию и прокуратуру, которая должна подписать обвинительное заключении, и суд, который будет выносить приговор.

 


Круглый стол «Уважение к суду». Ноябрь 2019 года.

 

Я уже неоднократно говорил, в том числе на «круглом столе» «Уважение к суду как к правовому институту», который организовало Управление судебного департамента и Новосибирский областной суд в конце 2019 года, о том, что возмущение общества несправедливыми решениями судов не зависит от того, устоит или нет решение в вышестоящих инстанциях.

 

Юрий Тригубович

 

P.S. Dovod.media будет следить за развитием событий. Мы еще напишем и о самом деле, по которому обвиняют Геннадия Демидова.

 

back

Издание: 18+

Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на dovod.media обязательна.При заимствовании фотографий необходимо указать имя и фамилию её автора.